Jacobsson (jacobsson) wrote,
Jacobsson
jacobsson

Category:

Фильмографии режиссеров я смотрю не отрываясь: Яков Протазанов.

Здравствуй, РОДНОЙ кинематограф.
Режиссер с четко разделяемым ДО и ПОСЛЕ. Был хмур и мрачен, стал весел и здоров. Открыл множество талантов — сначала немого кино, а после комедийного.
После революции эмигрировал до Парижу, но раскаялся и вернулся.



1. Уход великого старца.

Реконструкция событий по горячим следам. Толстого не уважают крестьяне. Толстой хочет покататься на лошади. Толстой пишет завещание. Толстой делают петлю. Толстой обнимает жену и плачет. Толстой уходит из дома. Толстой вспоминает, как гладил по головке ребятишек (чертов Хармс, это все он виноват, что я не могу спокойно на это смотреть!). Толстой на лугу с коровками. Толстой на станции. Толстой все.

2. Пиковая дама.



Оригинал со самым спойлерным названием в мире нельзя испортить, как ни старайся.
Эх, рок-говнорок.
Думал — в тузе щастье.
Выпала, блять, дама мне.
Ну хоть той же масти.

3. Сатана ликующий.



К пастору в дом заходит путник, вывихнувший ногу. Пообтиравшись некоторое время под видом лечения, в один ужасный день он садится за фортепиано и играет мелодию, выворачивающую души, которая называется "Гимн ликующего". Мужчины вожделеют, женщины томятся, да еще плюс ко всему пастор, увидев у антикварщика двухсотлетний портрет своего испарившегося уже постояльца, крадет картину, вешает в рамочку и совокупляется с сестрой жены. Первая часть овер, дальше то же, но про второе поколение. Интересный сюжет, но меня такие редко прельщают, уж тем более в немом варианте. Но Сатана, он же Александр Чабров, и Пастор, он же Иван Мозжухин, он же звезда русскаго немаго кинематографа — офигеть что такое. Вон в статике какие морды, а теперь представьте, что в движении сотни страшных, ехидных, пораженных, довольных и злорадствующих физиономий генерируются со скоростью одна в секунду. Мастера своего дела, хэндс даун.

4. Отец Сергий.



Князь Касатский просит руки одной светской дамы, но узнает, что она — любовница императора (Я люблю его - Но мы все... любим его). Попутав обязанности, он с горя уходит в монастырь и становится отцом Сергием. Дальше его одолевают являющаяся невеста, чумачечая вдова Маковкина и толпы больных крестьян. Опять мега-Мозжухин выносит с поля всех. А еще тут есть сцена отрубания пальца и очень резкий финал, я обычно к концу немых фильмов уже секунды считаю на таймере, а тут даже дальше захотелось.

5. Страшное путешествие.


Граф де Какой-то спасает брата от любви-с к актриске, но сам с ней неожиданно укатывает в Париж, где и затмевает супругу на ее исконном поприще. Флик на безденежье, комедия с переходом в драму, наши за границей? Штука в том, что смотреть это невыносимо легче, чем те столпы: рожи корчат-то так же, зато бегают раза в два быстрее, да еще и шутить по ходу успевают. Нормально, чо.

6. Аэлита.



А я вот источник не читал, там тоже такой ад с советским Марсом в конце? Если да, то ололо. Впрочем, если нет — тоже. Короче, мне нечего сказать на такой заведомый ответ фрицам. И даже как комедию смотреть это нуу не скучно, но как и многие прилежные_фильмы_по_книгам неинтересно. Тем более я про комедию только в конце разгадал.

7. Закройщик из Торжка.


Советская комедия: Начало. Мне всегда нравились где-то может быть и глупые, но душевные и по-настоящему смешные "Женитьба Бальзаминова" и "За двуми зайцами". Потому и их своеобразныый родитель отторжения, несмотря на немоту и оттого еще более кривляющиеся рожи, не вызвал. Да и как можно пенять на рожу главному огурцову и чаплину нашего кино Ильинскому — специальность такая! Ну а сюжет, что сюжет: вдова-мещанка и сиротка-комсомолка. Кто же победит в 25 году, а?

8. Процесс о трех миллионах.



В одном царстве, в буржуазном государстве жили-были три вора... Так начинается эта милая эксцентрическая комедия. БУРЖУИ, КАПИТОЛИЗОМ, ЗАГНИВАНИЕ. Как только начинает хромать логика, тут же выскакивают два персонажа (да, это чудесным образом взаимосвязано), из-за которых вышел весь сыр-бор. Ильинский и Кторов. Ловкость лица и никакого мошенства. Хочется сказать "смотрел бы вечно", но, к сожалению, и за час успеваешь насытиться. Ну вот, загундел. Ва-Банк то, небось, нравится? Вот сиди и молчи.

9. Дон Диего и Пелагея.


Особо рьяно блюдущий букву закона мужик арестовывает старушку Пелагею за перебегание по рельсам. Ее сажают, но, увидав погрустневшего дедушку, за дело решает взяться комсомольский наш отряд. Колхозная комедия с функцией "эвон как и ваш синематограф на што сгодится". Обаяния уйма, в основном из-за титров с говором и натуры. И хоть кино и распадается на несколько частей с совершенно разными героями, дело-то делается общее, да даже и по одиночке эти части ух как хороши. Особенно про БЮРОКРАТИЗОМ. Комсомольцы бегают пятый час по кабинетам, и вот уже все чинуши разошлись и ничего не остается, кроме как плюнуть себе под ноги, да и то удовольствие отбирают — на двери табличка "На пол не плевать!"

10. Человек из ресторана.


Его так зовут посетитили. "Эй, человек, еще бокальчик!" А дома его ждут жена и дочь, пока сын погибает в армии. И вот их уже только двое, и он, по глупости, устраивает скрипачку-дочь в тот же "фешенебельный" ресторан. На вечную невезуху бывает полезно посмотреть, но уж точно не в немом варианте, когда сказать и вскричать неможно, а бешено вращать глазами — сколько угодно. А еще тут так и не начинается глобальная революция, финальный кадр — поверженный генерал сидит и злобно смотрит на уходящую из его лап семью. И я так и не решил для себя, лучше ли это или хуже.

11. Белый орел.


По мотивам "Крававава Васкрисенья" от режиссера "Аэлиты" новый политический триллер "Белый орел". Губернатору втыкают уровнем выше и он уверившись в стратегии "тяжелая рука — крепкая власть" машет с балкона платочком. На детоубийцу ополчается весь город и всем понятно, что старичок — не жилец. Как к документалке претензий нет, как к кину — все те же. Всенепременнейше ждем продолжения банкета как бы, ха-ха.

12. Праздник святого Йоргена.



Двое воров из Процесса о трех миллионах сбегают из тюрьмы и попадают в Йоргенстадт, в котором действует организованное церковное сообщество, прославляющее Йоргена — киношного двойника Иисуса. ЗВУК. Но по причинческим технинам не во всем фильме, а только в начале и десять минут по ходу действия. То есть было довольно обескураживающе, но как они выкрутились! По сути вся комедия строится на противопоставлении звука, который, раскрою карты, весь — "откровение" преподобного, и картинки, где творится совершенно противоположное. Искренне смеяться на фильме 30-го года — особое удовольствие.

13. Марионетки.


Политическая комедия про страну Буфферию и поменявшихся ролями короля и его брадобрея. "Ну что, слышно? Слышно, да пока не-по-нят-но". То есть понятно то понятно, но люди еще не отошли от немого кино, говорят долго, протяжно и четко, и больше надеются все еще на рожи. Да и монтаж тоже странный какой-то, многие потенциально смешные сцены внезапно прерывают сообщениями из фашистской армии. Ладно бы эту линию догнули, так ведь и не нашим и не вашим. Побоялись, что ли?

14. Бесприданница.


Хорошая экранизация классической пьесы. В отличии от шмеля, который великий, кто спорит, эта "вещь" грешит (господи, я себя ненавижу) излишней театральностью. Спасибо главным актерам за это. Это вообще общее накипевшее, но когда на пороге смерти не катаются по полю, а лежат и трудно дышат — это, по-моему, производит большее впечатление и эээ помогает глубже воспринять всю трагедию. Оскара в студию!

15. Салават Юлаев.


Хорошая экранизация отечественной истории. Про классовую, но не расовую борьбу за свободу, чтобы вольно было жить башкирам! Аутентичные национальные герои на конях, обязательные предатели, жены, дети и былые товарищи. "Ты русский, я башкир. Тибе туда, мине сюда". Короче, прекрасное ФРИДАМ-муви. Алсо, мне интересно, почему нет хоккейной команды "Емельян Пугачев"?

Итоги-итожики: без очевидных провалов и без особых шедевров (ах, простите, отец и Герман, но психологические драмы с призраками не такая уж и редкость в ваше-то время) шел Яшка своим особым путем. Первый режиссер, смотрев фильмы которого я действительно ощущал эпоху. И совсем не печально, что революция его перековала, ведь он из мастера психологических драм превратился в неплохого сатирика, а рассмешить, как все знают, труднее.
Tags: cinema, фрясно
Subscribe

  • Лажа или рулит №146 (165).

    Tips: зелёный — рулит, красный — лажа, серый — что-то посередине, название видно при наведении.

  • Лажа или рулит №145 (164).

    Tips: зелёный — рулит, красный — лажа, серый — что-то посередине, название видно при наведении.

  • Лажа или рулит №144 (163).

    Tips: зелёный — рулит, красный — лажа, серый — что-то посередине, ч/б — вышка, название видно при наведении.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments