Jacobsson (jacobsson) wrote,
Jacobsson
jacobsson

Categories:
  • Music:

Фильмографии режиссёров я смотрю не отрываясь: Джон Кассаветис




1. Shadows / Тени (1958)

   

   

Кудрявый трубач Бенни в компании двух шебутных друзей мотается по улицам и барам Нью-Йорка, но деньги имеют свойство заканчиваться, и приходится обращаться к более организованному брату Хью. У Хью, джазового певца, другие проблемы: его менеджер и организатор концерта не понимают, что дело Хью - петь песни, а не представлять кабаре-балет с сопутствующими шутками. Но вместе с этим, Хью переживает и за их с Бенни сестру Лелию, молодую художницу, которой предстоит узнать, на что способны пойти мужчины. Фильм-импровизация (о чём гордо сообщается лишь в финальных титрах), практически единолично запустивший американское независимое кинопроизводство, сбивает с толку прежде всего своим пылким задором, напоминающим не только об эпохе бита и о беспечных влюблённых из Франции (пустившимся вскачь на несколько лет позже, кстати), но и о любительских театрах, в которых мастерство измеряется амплитудой махания рук.

2. Too Late Blues / Слишком поздний блюз (1961)

   

   

Продолжая тему джаз-музыкантов, играющих за три копейки в барах, Кассаветис сбавляет темп и снимает почти что стандартную мелодраму о двух мечущихся душах, пытающихся обрести покой и счастье друг в друге. Первый студийный фильм, производство которого утекло из рук режиссёра (о чём он позже сильно жалел). Вообще удивляет тот факт, что фильм, снятый за 40 тысяч, живёт и дышит, а финансируемая постановка запирается в трёх декорациях, чередуемых с выверенной периодичностью. Проблема конфликтов с недалёкими продюсерами отражается и в сюжете, так что в этом плане фильм можно назвать и автобиографичным, делая скидку на различие между музыкальной и киноиндустрией.

3. A Child Is Waiting / Ребёнок ждёт (1963)

   

   

Несостоявшаяся пианистка Джин Хансен решает попробовать свои силы в уходе за детьми - но детьми особенными, с которыми предполагаемый интуитивный подход не всегда работает, о чём в резкой форме даёт понять суровый главврач. Несмотря на скрежет в производстве фильмов на студии, трудного режиссёра подписывают на ещё один проект, к которому он подходит с особой бережностью, как и звёздная пара актёров. В результате Кассаветис бьёт под дых, рассуждая (без поучительного тона) о методах высечь искру жизни и сознания из кажущихся каменными головушек.

4. Faces / Лица (1968)

   

   

Нырок в один переломный вечер (и капельку катарсического утра) из жизни разочаровавшихся друг в друге супругов. Кино без объяснений и представлений берёт под локоток и кружит в пьяном танце, покрикивая в ухо бессмыслицу. И степень вовлечённости в этот карнавал прямо пропорциональна крепости хвата за бортики мотаемой лодки. Статичные кадры, кстати говоря, рисуют в голове абсолютно другое кино, даже спустя пять минут после просмотра. А в общем, как поётся в единственной закадровой песне, never felt like this before, never felt like this before.

5. Husbands / Мужья (1970)

   

   

Троица закадычных друзей после вечного прощания с товарищем отправляется балагурить в паб, но один из них на этом останавливаться не собирается и подбивает братьев по разуму и духу лететь в другую страну. Слово "интрига", наверное, это самое неподходящее слово применительно к фильмам Кассаветиса, но в то время, как "Лица" "интриговали" своим непривычным стилем и непредсказуемым поведением героев, "Мужья" той же непредсказуемостью уже утомляют. Впрочем, судя по тому, что Кассаветис нарочно перемонтировал фильм после первых положительных отзывов, про "интригу", "удовлетворение" и "приятие" здесь не стоит и заикаться, но и проблеваться (увы?) тоже не вышло.

6. Minnie and Moskowitz / Минни и Московитц (1971)

   

   

Любящий поворачивать на 180 градусов парковщик машин с усищами, хвостищем и фамилией Московиц едет в Лос-Анджелес, где незамедлительно сталкивается с замкнувшейся в себе одинокой работнице музея Минни. Московицу судьбоносность этой встречи очевидна, Минни ещё какое-то время трепыхается. Немного более внятные разговоры и структура превращают всё в неловкий ромком, косвенным образом объясняющий, почему жёнам и мужьям из предыдущих фильмов только и остаётся, что пить и горько смеяться. Если честно, то куда интереснее было бы проследить не за жизнерадостным усачом, а за его соседом по кафе в исполнении Тимоти Кэри, выдавшего потрясающий сардонический спич, достойный более хлёсткого фильма.

7. A Woman Under the Influence / Женщина не в себе (1974)

   

   

   

Сказал "Джон Кассаветис" - говори и "Джина Роулендс".
Великая роль великой актрисы.

8. The Killing of a Chinese Bookie / Убийство китайского букмекера (1976)

   

   

Владелец ночного стрип-клуба со звучным именем Космо Вителли и соответствующим стилем жизни и гардероба проигрывает внушительную сумму в подпольном казино. Сумму готовы простить, если Космо (принимавший участие в войне с азиатами) уберёт мешающую закадычным итальянцам фигуру с доски. Неожиданный поворот на неоновые улицы как будто добавляет драйва, но спустя некоторое время понимаешь, что это драйв чисто внешний, а те самые внутренние, искренние чувства даже немного подостыли. Бен Газзара в высокобортных рубашках блестит и сияет, компания старых знакомых и товарищей ощутимо оттягивается в ролях скользких мафиози, а ночной город безучастно смотрит, как ещё одного его обитателя носит по улицам судьба, от которой не отвертеться.

9. Opening Night / Премьера (1977)

   

   

Звезда сцены Миртл Гордон, выходя из театра после репетиции пьесы "Вторая женщина", встречает в толпе фанаток 17-летнюю девушку на грани истерики, бесконечно признающуюся ей в вечной любви. Начинается дождь, Миртл наконец уезжает, а девушку сбивает насмерть идущая следом машина. Этот случай надолго выбьет из колеи и без того нервничающую приму. Кажется, первый (кроме заведомо студийных "... блюза" и "Ребёнка ...") фильм Кассаветиса, ради которого не приходится специально настраивать волну восприятия и вслушиваться не в слова, а в эмоции. Этому способствует и невиданное сокращение крупных планов (возможно, в угоду атмосфере театра, где актёров вблизи не видать), и внезапное появление мистической составляющей, и профессиональное отображение театрального закулисья, откуда на последних, уничтожающих ногти минутах, несмотря на все невзгоды и волнения, выходит волшебство в чистом виде.

10. Gloria / Глория (1980)

   

   

Глория Свенсон стучится к соседке-пуэрториканке в неподходящий момент: к ним с минуты на минуту вломятся злые мафиози, чьи данные готов слить властям тихий бухгалтер, отец семьи. Через пару минут из семьи в живых останется только кудрявый малец с папиной книжкой за пазухой и Глории (у которой есть как свои секреты, так и навыки ухода от преследования) придётся решать свалившиеся на горячую голову проблемы. Из привычного кино Кассаветиса здесь только его жена, в нагрузку которой дают мало того что максимально не её образ и обстоятельства, так ещё и противного мальчишку, то сбивающегося на саркастический говор вайз гая, то неожиданно замыкающегося в себе. В итоге мишень (т.е. образ фильма) настолько расплывается в глазах, что попасть в неё уже не представляется возможным.

11. Love Streams / Потоки любви (1984)

   

   

Писатель известного рода романов красиво прожигает свою жизнь, привозя и увозя объекты исследований в свой многокомнатный особняк целыми пачками. Однажды вместе с очередной пачкой к нему приедет робкий 8-летний сын, а днём позже - тяжело и широко переживающая развод сестра, толкующая что-то про любовь как бесконечный поток. Последний (свой) фильм маэстро гуляет на все деньги: у героев появляются тревожные и печальные сны, в дом привозят мини-зоопарк, в финале фильма идёт проливной дождь, а в центре всего этого нежданного богатства самая родная, чувствительная и искренняя кинопара говорит (как умеет только она) о родственности, чувствах и искренности.

12. Big Trouble / Большие неприятности (1986)

   

   

Страховой агент встречает роковую блондинку, которая манипулирует им и убеждает избавить её от мужа, а заодно и обеспечить своё будущее, подсунув обречённому мужу на подпись полис с двойной страховкой, выплачиваемой в случае смерти на железной дороге. Заимствованный и нелепо воплощённый сюжет - лишь одна из причин, почему этот фильм не может считаться фильмом Джона Кассаветиса. Тем горше, что это стало последней его работой.
Tags: cinema, фрясно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments